Корзина 
(
)

Ваша корзина пуста

Нарколог Константин Минкевич: «В каждой белорусской семье есть свой алкоголик, но дурной пример отчего-то мало кого учит»

06.07.2017
Не заметно в нашей стране тенденции к снижению потребления алкоголя, как можно было бы ожидать. Картина противоположная. Еще вчера человек стеснялся своего пьющего отца, а сегодня радостно накачивается пивом с друзьями, «потому что пятница». Еще вчера человек потешался над дядей Петей, заснувшим лицом в салате на свадьбе, а сегодня его самого приносят домой, как мешок с картошкой, немного более трезвые, чем он сам, друзья.
Мне думается, здесь действуют одновременно несколько факторов. Давайте рассмотрим сначала самые очевидные из них, а после перейдем к тем, о которых мало кто задумывается.
Первый из них связан с наследственностью и средой. Иными словами, генетическая предрасположенность к зависимости играет свою роль в ее формировании у последующих поколений. В то же время стоит помнить, что генетическая предрасположенность не приговор, а только лишь дополнительный шанс обзавестись зависимостью, и шанс этот далеко не абсолютный.
Играет свою роль и среда. Как ни крути, человек — существо общественное, и конформизм, соответствие стереотипам и ожиданиям окружения, даже вступающее в противоречие с собственными интересами, имеет существенное значение в формировании нашего поведения. Вот и выходит, что дети копируют своих пьющих родителей, несмотря на то, что видят, к чему приводит пьянство, молодежь копирует старших коллег, «вливаясь в коллектив» при трудоустройстве, и т. д.
Пример: обращается молодой человек лет 25, рассказывает, что отец пил и пьет. И сам он, когда начал пробовать спиртное, отчего-то все время выпивал больше друзей. И незаметно подобралась такая компания, в которой принято выпивать каждые выходные, причем непрерывно с пятницы до воскресенья. И вот уже он оказался в наркологическом центре и жалуется на запои, пусть и непродолжительные, и абсолютно не понимает, что случилось, ведь он же совершенно не собирался пить как отец.
Огромное значение в негативном смысле оказывает непонимание природы зависимости, того, что это — заболевание. Алкоголик не болен, он просто слаб, распущен или целенаправленно портит нам жизнь. Это очень распространенная точка зрения. К чему она приводит? К формированию иллюзии «со мной такого не случится». А ведь и правда, алкоголики, при таком понимании проблемы, это действительно некие особенные люди, которые захотели такими стать. И могут перестать, если захотят. Таким образом, если я не хочу быть алкоголиком, у меня сильная воля (знать бы еще, что это), я ответственный человек — я могу пить напропалую, алкоголиком мне не стать, я же не такой!
Очень часто в разговоре с пациентами и их окружением проскальзывает подобное отношение. Скажем, начальник привел к врачу работника (да, такое тоже бывает, и нередко) и рассказывает, что вот, мол, выпивает, останавливаться не умеет, потому что «попал в плохую компанию» и «не хочет взять себя в руки», зато он «хороший работник». А была бы сила воли, мог бы выпивать по чуть-чуть, как сам этот начальник. Он-то уж меру точно знает, ему явно ничего не грозит. А 100 грамм коньяка в обед — совершенно безопасная доза, «даже врачи советуют».
Увы, но в действительности алкогольная зависимость, несмотря на все возражения «знающих людей», остается заболеванием, она возникает помимо желания самого человека и затрагивает всех, независимо от образования, социального статуса и силы воли. Обвинять в таком заболевании так же справедливо и так же продуктивно, как обвинять больного с инфарктом миокарда, ведь он тоже своим образом жизни способствовал своей болезни. А уповать на силу воли в данном случае так же разумно, как и при гриппе.


Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения