Корзина 
(
)

Ваша корзина пуста

дхлъ\\

29.05.2014

Ввести тотальный контроль власти решили после трагедии, произошедшей в столичной школе №263. В феврале этого года старшеклассник Сергей пришёл на урок с оружием, убил учителя, взял в заложники класс и расстрелял приехавших на вызов полицейских. Страшная расправа была похожа на сценарий жестокого боевика. Как оказалось, кровавая бойня может произойти не только за океаном, в далёкой и чуждой американской школе, но и прямо у нас под носом.

«Нужно учитывать, что процент психических нарушений у подростков растёт. Эмоциональная сфера не развивается, эмоционально-волевое развитие падает, а в школе оценки ставятся лишь за интеллект. Вкупе с разными зависимостями (алкогольной, табачной) это приводит к социальной шизофренизации молодёжи. Сегодня растёт процент именно такой шизофрении – социальной, обусловленной уже не только генетически.

Вторая проблема подростков – это девиантное поведение – отсутствие жизненных ориентиров. Отсюда и возникает желание жить в своём мире и не подчиняться никаким правилам. Ещё можно назвать третью проблемную группу – это категория хулиганов, которыми манипулируют взрослые для достижения своих целей», – рассказывает Рамиль Гарифуллин, доцент, кандидат психологических наук, психотерапевт. Но, по мнению специалиста, избежать всех этих проблем можно, если следовать формуле: «Радость – это награда за преодоление». Необходимо создавать для детей среду, в которой они будут соревноваться и делать над собой усилия, чтобы достигнуть чего-либо.

Согласно новым требованиям, отныне московские школы будут предоставлять в прокуратуру пофамильные списки трудных подростков. Но далеко не все преподаватели считают нововведение правильным. 
«В семьях детей бывают разные ситуации, и, как правило, в школе это учитывается. Я бы не хотела передавать куда-то списки с именами трудных детей.

Лучше бы педагоги попытались справиться сами, а если это не получается, то подключили бы психолога или врача. Ведь мы хорошо знаем этого ученика и отнесёмся к нему бережно, а вот что с ним сделают в прокуратуре – никому не известно», – высказывает опасенияЕвгения, преподаватель одной из московских школ.

По мнению властей, учителям не под силу самостоятельно справиться с трудными подростками. И для предотвращения правонарушений все столичные школы, в том числе и частные, каждые три месяца будут передавать в прокуратуру списки учеников, находящихся в группе риска. Первым московским округом, где начнут действовать новые правила, станет ЗАО. Также заявлено, что директор учебного заведения, в котором произойдёт инцидент по вине ученика, не внесённого в реестр, должен за это ответить.

«Но дети не делятся на категории «трудные» и «нетрудные». У ребёнка всегда могут возникнуть временные сложности, и если в семье появились проблемы, то это скажется и на отношениях со сверстниками. 
В этом случае и ребёнку, и родителям необходима социальная помощь – в частности психологическая. А просто внесение фамилии в список хулиганов не принесёт никаких результатов», – полагает Александр Спивак, президент Национального фонда защиты детей от жестокого обращения.

К тому же эксперты пока не пришли к единому мнению – кто и как будет решать, заносить имя в реестр или нет. «Если подросток преступил закон, совершил правонарушение – тогда, конечно, об этом необходимо сообщить в полицию. Но по каким критериям учителя должны оценивать поступки школьников, которые не противоречат российскому законодательству? Я считаю, что для профилактики преступлений логичнее сделать упор на социальную помощь», – уверен Александр Спивак.

Ещё многие эксперты полагают, что, вместо того чтобы устанавливать новые правила, которые всё равно не смогут заработать быстро и эффективно, властям необходимо разобраться с проблемами внутри старой системы. Например, доработать механизмы психологической помощи для детей и родителей.

Ежегодно несколько тысяч подростков в нашей стране совершают преступления. «Лидируют» в списке правонарушения, связанные c наркотиками и мошенничеством. Согласно статистике, около 90% осуждённых становятся рецидивистами – совершают преступление повторно. Их ставят на учёт, но по каким критериям в подобные списки будут вноситься и подростки, не нарушавшие закон?

«Я считаю, что нам необходим надзор за асоциальными личностями, хуже от нововведения не будет, но, во-первых, почему решать, трудный это подросток или нет, будут именно в школе? И во-вторых, Минобрнауки необходимо разработать перечень формальных критериев, по которым можно определить, нужно вносить ребёнка в список или нет», – считает Сергей Шугаев, адвокат, председатель общественной организации «Сельская Россия».

Если инициатива властей ограничится только составлением списков, то ждать качественных изменений не стоит. К тому же, если трудным подросткам всё так же не будет оказываться помощь в социальной адаптации, то подобная «чёрная метка» принесёт лишь вред – с таким клеймом подростку будет гораздо сложнее поступить в вуз, а позже устроить свою дальнейшую жизнь. А значит, властям необходимо учитывать, что трудные подростки – это не дети, которые приносят трудности, а дети, которым трудно.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения