Корзина 
(
)

Ваша корзина пуста

дхлъ\\

04.03.2015

На дне

8 июня 2011 года Верховный суд ликвидировал общероссийскую благотворительную общественную организацию под помпезным названием «Преображение России». Она занималась якобы реабилитацией людей, страдающих от наркотической и алкогольной зависимости. Там изъявляли готовность помочь и другим неблагополучным гражданам: беспризорным, трудным подросткам, ветеранам «горячих точек».

На запрещении деятельности организации настояло Министерство юстиции РФ, выявившее факты незаконной предпринимательской деятельности, отсутствия финансовой отчетности и использования незарегистрированной символики на печатях и бланках. Филиалы «Преображения России» были в 148 городах, включая и Тулу.

…Объявлений, предлагающих помощь людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, в населенных пунктах Тульской области сегодня стало еще больше. Листки, наклеенные на столбы и заборы, гласят: «Помощь алкоголикам и наркоманам, желающим избавиться от зависимости! Звони! Поможем: бесплатно, бессрочно, анонимно!»

— Это не государственные учреждения, они не входят в реестр поставщиков социальных услуг. Мы их не финансируем и не контролируем, поэтому ничего сказать об их деятельности не можем,— говорит заместитель директора департамента соцзащиты населения министерства труда и соцзащиты Тульской области Ольга Чижова.— Сотрудничать с подобными центрами или организациями мы можем только в том случае, если они начинают реализовывать социально значимые проекты и выигрывают гранты. Тогда мы контролируем расход средств, выделенных из областного бюджета…

А государственных учреждений, призванных помогать людям, которые попадают в сложные жизненные ситуации, в области сегодня два. Одно из них — при Центре социального обслуживания № 1 г. Тулы (гостиница). А в Алексинском районе открыт дом ночного пребывания, где находят приют бомжи.

— Там им оказывают комплексную помощь, включая горячее питание и восстановление документов. Предлагают банно-прачечныеуслуги и предоставляют одежду,— продолжает Ольга Чижова.— А если эти люди пенсионеры или инвалиды, то помогают оформиться в дома-интернаты. Социальные работники могут посодействовать с трудоустройством, например в строительные компании или фермерские хозяйства. Главное при этом — желание самих людей…

Но большинство из них имеют стойкую привычку к бомжеванию и не спешат обременять себя человеческим обликом. Перекантуютсякакое-то время и опять возвращаются в бездомное пространство. Среди них есть алкоголики или наркоманы. Некоторые из них попадают и в настойчиво рекламирующие свои услуги как бы благотворительные реабилитационные центры.

Право на труд

Один из таких центров в Туле — это двухэтажный коттедж с множеством комнат. Обитатели похожи на послушников в монастыре — лица безмятежные, взгляды бесстрастные.

Марина приехала из Московской области. Когда похоронила всех родных и осталась одна, стало невыносимо одиноко. Спасения искала в алкоголе. Сейчас не пьет. Ей доверили готовить для обитателей дома завтраки, обеды и ужины. У нее все налаживается, но чаще бывает другое.

Бомж Михаил просит милостыню возле церкви на площади Ленина в Туле и за пару червонцев охотно рассказывает свою историю:

— Я сам из Пскова, там у меня квартира, за ней сестра приглядывает. А в Тулу я пришел из Курска. Там был в этом, как его… в центре реабилитации. Это когда попадаешь в запой, то приходишь туда, и тебе помогают…

Михаил достает целую колоду визиток, в которых указаны координаты таких центров, и продолжает:

— Там работаешь «на дядю». Зарплату не получаешь. Те, кто держит эти центры, свои карманы набивают за наш счет. Они, конечно, кормят и одежду дают. Есть где помыться и поспать. Но это надо отрабатывать. Они получают заказы, и нас отправляют на работы. Формируется бригада, назначается старший. Но денег работники не получают…

Как правило, «реабилитируемые» работают грузчиками. Они занимаются перевозкой мебели или разгрузкой-погрузкойстройматериалов. 400 рублей в час за одного труженика. Но заказывать грузчиков нужно минимум на два часа. То есть четыре человека зарабатывают 3 200. Точнее, хозяин зарабатывает. А самим грузчикам за это — по тарелке супа. В день может быть по нескольку вызовов, и работает не одна бригада. Непременное условие пребывания в центре — отказ от табака, алкоголя и наркотиков.

— Там, в Курске, когда отошел от пьянки, стал соображать, что к чему,— объясняет Михаил.— Чувствую, что меня собираютсякуда-то отправить по этапу. Я был уже не в первом городе в таком центре. Говорю хозяину, что никуда больше не поеду. А он мне: «Как это ты не поедешь?! Вот за тобой уже и машина пришла». Но я наотрез отказался. Тогда меня поставили грузить промышленные холодильники, я спину надорвал. И подумал: а зачем мне все это надо? Они никого не держат. Хочешь — уходи. Теперь вот опять шляюсь. В Туле очень хорошо устроился на трубах теплотрассы…

Сеть подобных реабилитационных центров разбросана по всей России. И, что примечательно, в каждом городе, как правило, обитают приезжие из других регионов. Организаторы так объясняют: если человек наркозависим или алкоголик, то круг порочного общения в своем городе мешает бороться с «дурью». Эффективнее будет вдали избавляться от зависимости.

Другой тульский бомж, Владимир, рассказывает свою историю:

— Меня отправили в Смоленск. Но я оттуда убежал. Работать приходилось по 12–14 часов в сутки, а кормили один раз в день. Денег не давали, а забор такой, что не перелезешь. Но я смог, всю одежду изорвал, но убежал. А вот в Москве в одном центре отработал неделю и получил зарплату — три с половиной тысячи рублей. Там и кормят, и жилье предоставляют. Если хочешь выходить на работу в воскресенье — выходи, денег получишь еще. Так жить можно. А как в смоленском центре — нельзя. Там управляющий любого может отправить в другой город и за него деньги получить. Как рабов нас перепродают. Или как баранов…

Было

В начале 2000-х годов в Туле действовал центр по лечению алко- и наркозависимых. Помощь там оказывали по «замкнутому циклу» — лечение носило комплексный характер, у зависимого от наркотиков или алкоголя не просто снимали «ломку», но и занимались восстановлением изломанной наркотиками личности, а следом — и семейных отношений, утраченных социальных связей. Это была полноценная реабилитация.

Одним из основателей и главных специалистов этого центра в Туле был профессор Владимир Малыгин, ныне заведующий кафедрой психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии одного из московских медвузов. Тогда, в «нулевые», им была предпринята попытка создать полноценную комплексную систему лечения и реабилитации наркозависимых. В клинике работали не только врачи, но и психологи, а также консультанты из бывших наркозависимых. Было налажено сотрудничество с движением анонимных наркоманов. После выписки наркозависимые передавались с рук на руки в это движение, где они могли получить поддержку. Но не в виде бесплатного труда «на дядю в коттедже».

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения